Equinor вышла из Харьягинского СРП

Норвежская Equinor 2 сентября подтвердила, что полностью вышла из проекта по разработке Харьягинского нефтяного месторождения в Ненецком АО, пишут "Ведомости" со ссылкой на заявлении компании. Компании принадлежала доля в 30%.

«После выхода из Харьяги у Equinor не осталось ни активов, ни проектов в России», - подчеркнули в компании.

Харьягинское месторождение разрабатывается в рамках проекта на основе соглашений о разделе продукции (СРП). Такое соглашение по Харьяге вступило в силу в январе 1999 г. сроком на 20 лет с правом продления еще на 13 лет. В июле 2018 г. правительство России продлило Харьягинское СРП до конца 2031 г. На проекте добывается 1,45 млн т нефти в год, накопленная добыча с 1999 г. составляет более 20 млн т.

Оператором проекта до середины 2016 г. была французская TotalEnergies. В августе 2016 г. компания передала функции оператора и 20% в проекте российской госкомпании «Зарубежнефть». С этого момента доля «Зарубежнефти» выросла до 40%, доля TotalEnergies снизилась до 20%, у Equinor осталось 30%, у Ненецкой нефтяной компании - 10%.

28 февраля Equinor объявила о решении прекратить новые инвестиции в Россию и выйти из своих российских активов. В конце мая Equinor заявила о подписании соглашения о выходе из Харьягинского СРП и анонсировала выход из четырех совместных предприятий с «Роснефтью». В результате в I квартале 2022 г. компания списала российские активы на сумму $1,08 млрд, говорится в отчетности Equinor. Компания участвовала в проектах «АнгараНефть», «СевКомНефтегаз» и в проекте по разработке доманиковых отложений в Самарской области.

6 июля TotalEnergies объявила о передаче своей доли в 20% в Харьягинском СРП «Зарубежнефти». Сумма сделки не уточнялась. Уже 25 июля премьер-министр Михаил Мишустин подписал распоряжение о передаче долей Equinor и TotalEnergies «Зарубежнефти». В результате доля российской госкомпании в проекте вырастет до 90%.

Equinor пришлось выйти из важного для себя российского проекта после введения санкций Евросоюзом, пояснил заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов. Также на решение компании повлияло то, что имиджевые издержки от сохранения российских активов превысили бы убытки от их продажи, добавляет ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Фролов отметил, что таким образом Equinor отсекла важное стратегическое направление развития, за счет которого можно было бы компенсировать отсутствие роста на других направлениях, в частности, в родной ей Норвегии.

Юшков обратил внимание на то, что неизвестны условия, на которых Equinor передала свою долю «Зарубежнефти». Если компания успела выйти из проекта до подписания указа президента, который вводит разрешительный порядок выхода иностранцев из проектов в ТЭКе, она могла получить какие-то деньги за свою долю, если после - то могла передать свою долю «Зарубежнефти» за 1 рубль, пояснил аналитик.

Аналитики считают, что новые СРП-проекты в России развиваться не будут. Юшков пояснил, что власти России считают такой формат вынужденным и применяемым только в странах третьего мира. Фролов назвал СРП-проекты наследием 90-х гг., изжившим себя. Он отметил, что начиная с 2000-х гг. в России выстраивалась другая система взаимодействия с иностранными инвесторами. Сейчас у российских компаний есть деньги и технологии, которые позволяют им добывать углеводороды практически везде, поэтому от иностранных инвесторов они хотят получать новые технологии и конечные рынки сбыта, добавил Фролов.


Вернуться к списку новостей


Дополнительно: